Wednesday, January 21, 2015

ДВЕ ЖЕНЩИНЫ. God bless you please Natalya Petrovna...


«Самое большое несчастье моей жизни — гибель Анны Карениной!»
Сергей Довлатов


Здесь никто не умрёт. Хотя многим персонажам и захочется повеситься. Но здравый смысл возобладает. А железную дорогу в те времена только до Твери проложили.

«Месяц в деревне» Ивана Сергеевича Тургенева — одна из лучших русских пьес, если не лучшая. И особенно она хороша тем, что никакие глобальные и социальные проблемы здесь не поднимаются.
Здесь решается гораздо более важный вопрос — чем убить летнюю скуку. Ответ очевидный — любовью.

Только вот никакой настоящей любви не будет.

«Мадам Бовари» (1856), «Анна Каренина» (1878) и «Месяц в деревне» (1850) объединяет только одно, но это самое одно, в общем-то, простите за каламбур, общее место. Потому что молодая дама и нелюбимый муж — явление непреходящее.



Яд или поезд? О, нет, это другие истории.

В советском литературоведении был такой странный термин: «тургеневские девушки». Речь шла о чём-то воздушно-романтичном. Но найти воздушно-романтичную девушку у Тургенева довольно затруднительно. Легче найти девушку, у которой мучительный роман c женатым мужчиной. Кому как не Тургеневу было знать, что такое адюльтер.

Но вот легендарное транспортное средство, которое так развеселит российских литераторов и критиков спустя четверть века после выхода в свет тургеневской пьесы... Поезд здесь и не будет и будет.

Дело в том, что героиня пьесы Наталья Петровна Ислаева и есть тот самый поезд. Который давит на своём пути всех персонажей, которые под него бросаются.
Они все, конечно, выживут, но прежними уже не будут.



Наталья Петровна, в отличие от Анны Карениной и мадам Эммы Бовари, к мужу своему Аркадию Сергеевичу очень привязана. И ещё она привязана к тому положению в обществе, которым она обязана своему мужу. И она очень, просто невероятно сильно привязана к самой себе. И терять эти три вещи она не намерена. Это только один месяц в деревне. Ей 29 лет и впереди еще много таких летних месяцев. Так что табличка на дверях имения — «Осторожно! Скучающая Наталья Петровна» — была бы весьма кстати.



Скрыть можно всё, кроме скуки, — гласит одна из нескончаемых сентенций Михаила Ракитина, вечного поклонника Натальи Петровны.
Он даст ей осторожно понять, что всё, что происходит, продиктовано, в основном, только скукой. Не более того.

Вера Глаголева сняла первую российскую экранизацию пьесы и назвала её ДВЕ ЖЕЩИНЫ. Это был один из тургеневских вариантов названия. Вариант, на самом деле, не вполне удачный, так же как «Студент», и Тургенев их отмёл.
Фильм стал совместным проектом кинематографистов России, Великобритании, Франции и Латвии.



Почти все герои молоды по нынешним понятиям. Наталье Петровне еще нет тридцати, её мужу 36 лет, Михаилу Ракитину — 30, Верочке — 17, учителю Беляеву — 20. Но театр сделал своё дело — примадонны, играющие Джульетту в 50 лет, состарили и героев «Месяца в деревне». Кино могло бы исправить эту досадную традицию, но режиссёр Вера Глаголева всё же прибавила Наталье Петровне, её мужу и Ракитину примерно по 10-25 лет. Что, в общем, никак не повлияло на суть истории.

Дело в том, что сюжетно «Месяц в деревне» не привязан ни к географической точке, ни к исторической, ни к возрастной. Нужно только несколько факторов — красивая скучающая замужняя дама и несколько мужчин вокруг. И жертвы и разрушения обеспечены.



Спустя полвека три чеховские сестры будут рваться в Москву, а в финале «Месяца в деревне» туда сломя голову сбежит половина персонажей.

Почему пьеса, в которой все влюблены, не о любви? Потому что все влюблены дежурно. В рабочем порядке. Ракитин давно, безнадежно и удобно в жену друга. Муж, само собой, в красавицу-жену. Воспитанница Верочка в молодого учителя Беляева, которого взяли на лето для Коли, маленького сына Натальи Петровны. Влюблена, потому что он тут её единственный ровесник. Беляев слегка влюблён в барышню по той же причине. Язвительный и всё про всех понимающицй доктор Шпигельский строит куры компаньонке старой барыни, и это единственная пара, которая обретёт свой счастливый конец.



И Наталья Петровна тоже влюбляется. Лето. Жарко. Скучно.

И куда же падает взор Натальи Петровны. Нет, Ракитин — это совсем уж на чёрный день, он и так всё время рядом. Остаётся единственное новое лицо. Да, да, всё тот же молодой учитель Беляев со стандартно-красивой юной внешностью. 
Воспитанница Верочка в него влюблена? Ну, нет. Это неприемлемо. Это дом Натальи Петровны, это мир Натальи Петровны, тут всё принадлежит Наталье Петровне. И воспитанница пойдёт в расход. То бишь замуж за нелюбимого и невзрачного соседа, барина Большинцова.


А Наталья Петровна придумает себе любовь. Практически запретную страсть. И во время этого кратковременного увлечения она сломает жизнь Верочки, возможно,  изменит жизнь учителя Беляева, выпьет оставшуюся кровь из Ракитина, пощекочет нервы мужу, разгонит всех из усадьбы... И останется... скучать дальше.



Наталью Петровну в фильме Веры Глаголевой сыграла Анна Астраханцева-Вартаньян. Аркадия Сергеевича Ислаева, её мужа — Александр Балуев. Новое лицо в деревне, учителя Алексея Беляева почти новое лицо в кино — Никита Волков. 
В качестве «тяжёлой артиллерии» был вызван Рэйф Файнс на роль Михаила Ракитина. Играть русскую классику Файнсу не привыкать — как ни странно, он оказался лучшим и единственным Евгением Онегиным мирового кино.
На втором плане сверкнули Сильви Тестю в роли компаньонки и Лариса Малеванная в роли свекрови Натальи Петровны.



Вторую (согласно названию) женщину, злополучную воспитанницу Верочку, сыграла молодая актриса Анна Леванова.

Необыкновенно красивый визуальный ряд фильма, снятый в окрестностях Смоленска — отличная работа латвийского кинооператора Гинтса Берзиньша. Красота природы, изысканность интерьеров, роскошь костюмов совершенно не отвлекают от действия, от диалогов, от эмоций персонажей. Композитор Сергей Баневич, много лет назад написавший изумительно красивый саундтрек к телесериалу НИККОЛО ПАГАНИНИ, в который раз оказался удивительно точен — музыка становится частью действия.



Получилась очень классическая, очень традиционная и очень верная трактовка пьесы. Глаголева не создала шедевр, но она сняла прекрасную и очень умную, местами блистательно остроумную, адаптацию хрестоматийного шедевра.

Конструкцию фильма несколько утяжеляют сцены из жизни пейзан. Понятно, что в оригинале эти сцены напрочь отсутствовали, а Глаголевой, видимо, хотелось время от времени напоминать зрителю про «инда взопрели озимые». Но это оказалось некритично для фильма в целом.


Внимание сконцентрировано на нечеловеческих страданиях Натальи Петровны и примкнувшего к ним, её страданиям, Михаила Ракитина. И так же всех, кто под руку попал.

Файнс, конечно, как всегда необыкновенно хорош. Взгляды, нюансы, язвительные замечания. Тоскливый взгляд, в котором и намёка-то на сексуальное желание нет.



Трепетно изысканная, тонкая и интеллигентная, красивая очень своеобразной красотой Анна Астраханцева-Вартаньян, как показалось, находится под сильным влиянием гениальной игры Ольги Яковлевой в легендарной постановке Анатолия Эфроса в Театре на Малой Бронной в 1977 году. Но в ключевых сценах она чудо, как хороша.



Анна Леванова неплохо сыграла сцену Верочкиной истерики, но в целом она не особенно выразительна, как и сам образ Верочки. И её знаменитый вопль, что теперь она не девочка, а такая же женщина, как Наталья Петровна (плохого ничего не подумайте, она исключительно в высоком смысле), выглядит именно истерикой, а не заявлением повзрослевший от горя за минуты девочки. Но в финальных сценах она действительно смотрится трагически зрелой и устрашающе спокойной. В целом Леванова хороша, но она, нет, не равноценна Наталье Петровне, она не входит в состав «двух женщин», она — вторая.



Как ни странно, но в финале больше всего Наталью Петровну жаль. При одной мысли, что же она будет делать теперь, когда все поразбежались от вызванной ею взрывной волны, просто жутко делается. Сидеть вечерами и слушать нытье свекрови? Тут уже просто реальным убийством пахнет...

«Мне жаль вас», — скажет Ракитин в середине фильма, разозлив свою великую любовь. Но он понимает, чем закончится вояж его дамы сердца в страну сильных чувств. А ничем. Даже сердце разобьется не настолько сильно, чтобы его не склеить обратно.


Но всё же, всё же будут какие-то моменты чего-то, похожего на счастье  — запуск змея, поцелуй... Но всё это будет, скорее, иллюзией, чем чем-то настоящим... 



Будет ли в финале жалко Верочку? Нет, не очень. Беляев бы всё равно уехал — зачем ему, бедному студенту, на шее бедная жена. Разбитое сердце? Ну, Верочка же не пошла топиться в пруду. Значит, заживёт. Тем более, у соседа Большинцова 300 душ крепостных.

Самого Беляева? Да боже мой! Две женщины за лето упали к его ногам, да это же не зря прожитый месяц для юного студента.

Ракитин? Ах. Оставьте. Через месяц он вернётся и снова начнёт привычно вздыхать. Ему эта любовь удобна, потому что единственное телодвижение, которая она от него потребовала, это уехать в сердцах один раз, не стерпев в соперниках мальчишку, и устроив драму.

Муж? А ему-то что. Все разъехались, а жена дома, рядом с ним. И это вряд ли последний Беляев, который приедет к ним летом...


И до чего же хорошо Глаголева сделала финал фильма. Как когда-то Анатолий Эфрос нашёл свою восхитительную идею с воздушными шарами, среди которых металась Наталья Петровна Ольги Яковлевой, так Глаголева нашла свой финал.



На поляне перед спящей усадьбой будет вспыхивать фейерверк, который сделал Беляев для своего воспитанника Коли. Но не успел показать сам.
Фейерверк поднимет неспящую Наталью Петровну, и она помчится через весь дом к выходу в сад...
И будет стоять и смотреть.
Фейерверк будет вспыхивать разноцветными огнями, напоминая ей о ... чём?

Но подойдет муж и встанет рядом.
А фейерверк еще немного повспыхивает и погаснет.



Это был всего лишь месяц в деревне. Не вся жизнь. Только месяц.

God bless you please, Natalya Petrovna...