Monday, July 25, 2016

Fantastic Kids and Where to Find Them



«You ever feel cursed? You know, the last person to go missing here was in, uh... the summer of '23. The last suicide was the fall of '61»
Jim Hopper,  STRANGER THINGS


Когда нам кажется, что мы всё уже видели, и телевидение больше ничем не может нас удивить, порадовать ещё может, но не удивить, оно вдруг делает нам сюрприз.


И мы замираем у экрана. Не потому, что нам рассказали какую-то новую и удивительную историю.
А потому что старую историю нам рассказали удивительно хорошо.


И не хочется писать что-то похожее на рецензию, этого добра уже написано достаточно и ещё будет написано, а хочется просто поделиться незабываемым впечатлением.


Netflix любит нас баловать в последние годы, но этот подарок показался каким-то особенным.
Нам показали странные вещи, или дела, или события. И они влюбили нас в себя.

Журналисты не самого большого ума любят ярлыки. Поэтому STRANGER THINGS где-то получил статус «спилберговского» сериала. Да, там действительно, наравне с фильмами других режиссёров, цитируются и фильмы Спилберга. E.T., может быть, A.I. Artificial Intelligence.
Но больше всего там от Спилберга, как ни странно, SAVING PRIVATE RYAN.
Потому что именно это и происходит в сериале.
Операция по спасению «рядового» Уилла Байерса.

Но сериал, скорее, дань уважения и восхищения Робу Райнеру и его культовому фильму STAND BY ME, который на днях отметил 30-летний юбилей.



Летом 2016 года сериалы нас два раза возвращали в 80-е — DEAD OF SUMMER и STRANGER THINGS. Но в DEAD OF SUMMER — другая история, и совершенно другая стилистика. Но оба сериала ностальгируют по тому кинематографу, которого сейчас уже нет. Не потому что кино и телевидение стали хуже или ушли в застой, просто время и мы стали другими. Так же как фильмы 40-х и 50-х годов отличаются от фильмов 70-х и 80-х, так же современный кинематограф отличается от 80-х и 90-х.

И необязательно было жить в 80-е, чтобы влюбиться в этот сериал. Вполне достаточно знать лучшие фильмы и любить лучшую музыку 80-х.

«All the best stuff's on there. Joy Division, Bowie, Television, The Smiths», — скажет Джонатан своему младшему брату, отдавая кассету. И эта та музыка, которую мы знаем, любим и до сих пор слушаем.




Сюжет сериала достаточно прост. Преднамеренно прост. Маленький городок в Индиане, где никогда ничего не происходит. Но вдруг при странных обстоятельствах исчезает мальчик Уилл Байерс (Noah Schnapp). Возвращался от друзей домой и пропал.

Всё и вся кажется поначалу клише. Полубезумная мать-одиночка Джойс (Winona Ryder), её странноватый старший сын Джонатан (Charlie Heaton), сексуально озабоченная старшеклассница Нэнси (Natalia Dyer), дети, как будто свалившиеся на нас от вышеупомянутого Роба Райнера, шериф Хоппер (David Harbour), которому давно на всё наплевать.

Все персонажи настолько классические, что ситуация кажется практически безнадёжной.



Но к концу сериала они все станут нашими Героями, отважными партизанами, мужественным спецназом, спасшим юного Уилла.

Потому что происходящее сломает все сложившиеся стереотипы.

В лаборатории, базирующейся недалеко от городка, в ходе эксперимента открыли врата на Другую сторону, и оттуда прибыл гость. В какой-то неудачный день зловещий гость сбежал и начал питаться жителям городка. Загадочный и жутковатый доктор Бреннер (Matthew Modine) начинает поиски Монстра. Разумеется, это государственная тайна, и жители городка ни о чём не подозревают.



Дети случается пропадают по самым разным поводам. Поэтому шериф Хоппер проводит стандартную процедуру поисков — прочесывает окрестности.

Мать Уилла, Джойс, не похожа на ординарных городских дам, и мозги у неё устроены несколько по-другому. Она чувствует, что это не просто пропажа или побег сына к давно бросившему их отцу.
И мы, зрители, знаем, что она чертовски права, потому что мы-то видели, как пропал Уилл.

И она первой начинает войну против неизвестного врага. Войну, в которой отказывается участвовать даже её старший сын Джонатан. И поэтому война Джойс кажется обречённой.



Но в ту ночь из лаборатории удрал не только Монстр.

И так мы знакомимся с необыкновенной и прекрасной в своей необыкновенности девочкой (Millie Bobby Brown). Она почти ничего не знает о реальном мире, и весьма слабо себе представляет, что такое быть девочкой.

Она будет открывать для себя этот новый мир все восемь серий, и мы будем, затаив дыхание, наблюдать за ней.



Она познакомится с тремя друзьями Уилла и поселится у одного из них, у Майка. Мальчики-ботаники, юные Шелдоны Куперы, играющие в Подземелья и Драконы.
Майк (Finn Wolfhard), Дастин (Gaten Matarazzo) и Лукас (Caleb McLaughlin). Романтический Майк. Умный и приземлённый Дастин. И решительный и никому не доверяющий Лукас, который к тому же, о бедные российские расисты, афроамериканец. Да ещё с таким стандартным набором поведения афроамериканца, которое используется во всех плохих телешоу. Как ехидно заметил обозреватель The Guardian, Лукас, видимо, был единственный чёрный в Индиане 80-х.

У девочки даже нет имени. Только лабораторный номер — Одиннадцать, Eleven. И Майк предлагает называть её Элль.
«Maybe we can call you "Elle." Short for Eleven.»




Но пересказывать сюжет — дело наблагодарное. К тому же в сериале важно совсем другое.
Как стереотипные персонажи вдруг меняются.
Нэнси, старшая сестра Майка, которая, казалось бы, помешана только на своём первом сексе с парнем её мечты Стивом (Joe Keery), потеряв лучшую подругу, внезапно меняет приоритеты и начианет демонстрировать незаурядные способности детектива. И она смелая, Нэнси, очень смелая.

Но это вопрос веры. Нэнси увидела то же, что и Джойс. И она начинает понимать, что Уилл и её подруга не просто пропали или сбежали из дома.



Усталый шериф, столкнувшись с весьма странным вскрытием тела, опознанным всеми, кроме Джойс, как тело Уилла, тоже начинает своё, авторское, расследование. И в итоге присоединяется к Джойс. У Хоппера умерла дочь, и он как никто знает, что такое потерять ребёнка.

И мы получаем три боевых отряда. Мальчики и Одиннадцать. Джойс и  Хоппер. Нэнси и Джонатан.



И мы перестаём беспокоиться об Уилле. Мы знаем, что такая сила его найдёт, где бы он ни был.

И окажемся правы.

Когда пишешь, всё кажется таким простым. Но когда видишь, как Одиннадцать входит в комнату Нэнси, комнату, которой у нее не то, что не было, она просто не знала что такие комнаты бывают. То, как она разглядывает вещи, фотографии, ощущается как собственная боль — вот как должна была выглядеть её жизнь.



Проблема в том, что большая часть зрителей в силу своей незрелости следила только за сюжетом и ахала при виде монстра, который, в общем, довольно банален, как и все киношные монстры. Чем-то похож на Чужого, чем-то на гремлинов.
Беда молодой зрительской аудитории в том, что поколение, выросшее в социальных сетях, считает, что кино и телевидение родилось в тот год, когда они о нём узнали. История кино для них — terra incognita.

Поэтому для многих это просто очередной сериал о сбежавшем монстре.



Но безумное очарование STRANGER THINGS совершенно в другом.

В тонко переданной атмосфере 80-х, когда жизнь была более естественной. Это опять камень в огород Интернета и социальных сетей.
Джойс нужно каждый раз бегать в магазин и покупать новый телефонный аппарат вместо сгоревшего, потому что мобильники еще не изобрели.
Джонатан снимает всё на камеру и, вы не поверите, но он проявляет плёнку и делает фотографии в фотолаборатории. Как это делали все великие фотографы прошлого. Вы знаете великих фотографов современности? А их просто не существует. Потому что у нас теперь вместо них есть Instagram.



И, как ни трагично это прозвучит, но в 80-х нельзя было залезть в Гугл и узнать теорию про Блоху и Акробата — приходилось звонить школьному учителю.

О, да, кстати, этот феерический учитель мистер Кларк (Randall P. Havens), который, не ведая ни сном, ни духом, поможет найти Уилла, сообщив детям нужную научную информацию.

«I have a science question….»
«It’s 10 o’clock. On Saturday. Why don’t we pick this up on—»
«Do you know anything about sensory deprivation tanks? Specifically, how to build one?»
«Sensory depriva…? What is this for?»
«Fun.»



Отдельное удовольствие доставили благопристойные родители (Cara Buono и Joe Chrest) Майка и Нэнси. За несколько дней в их доме ночью побывало два половозрелых мальчика в комнате у Нэнси, а у Майка жила и питалась готовкой мамы загадочная девочка. Все эти события прошли для родителей совершенно незамеченно.

И, конечно, все немного влюблены, ведь это 80-ые. Шериф молча влюблен в Джойс, с которой у них когда-то что-то было. Джонатан влюблён в Нэнси, а Нэнси влюблена в первого парня городка Стива.
Майк влюбится в Одиннадцать, и в самом конце Элль поймёт, что такое быть влюблённой и на что ради этого можно пойти.



Пока все восхищались от каста GAME OF THRONES, нам вдруг показали, что такое совершенный кастинг.
Ибо актёрский состав STRANGER THINGS просто блистателен.

Фантастические мальчики, просто уникальная в своей замкнутости Одиннадцать, Нэнси, которая на наших глазах становится супергероиней, Джонатан, немного похожий на молодого Ривера Феникса, усталый шериф Хоппер и, конечно же, Джойс.

Как сказали создатели сериала, братья-близнецы Matt и Ross Duffer, они выбрали Вайнону Райдер, потому что она понимает, что такое Другая сторона. И она сможет идеально сыграть женщину, поверившую, что её сына забрала какая-то потусторонняя сила.
И Вайнона полностью оправдала их ожидания и наше ожидание её возвращения.



Сериал отдаёт дань не только 80-ым. В нём процитировано многое из лучшего, что было сделано в кино и на телевидении за 30 лет.

Одиннадцать смотрит телевизор, и при виде рекламы Coca-Cola мы вспоминаем прощальную ухмылку Дона Драйпера.
Одиннадцать ищет на Тёмной стороне монстра, и сцена с её отражением на чёрном фоне почти полностью повторяет Скарлетт Йохансон в UNDER THE SKIN.
Одиннадцать имеет порядковый номер: о, привет, дорогой  HOUSE M.D.
Лукас готовится в боевую вылазку, и мы видим молодого Арнольда Шварценеггера в COMMANDO.
И таких моментов, связанных со всеми персонажами и ситуациями, бесконечно много. ALIEN, EXPLORERS, вышеупомянутый E.T,   et cetera.



Стивен Кинг? Но зачем писать очевидности.
Да он сам с этим прекрасно справился в своем Twitter: «Watching STRANGER THINGS is looking watching Steve King's Greatest Hits. I mean that in a good way.»

И всё это не делает сериал вторичным. Наоборот. Это каким-то загадочным образом придает ему необыкновенный шарм.

Восемь часов у экрана. Давно нам не было так хорошо.



Финал сериала сделан так законченно, что хотя ряд вопросов остался открытым, кажется, что нам ничего уже не надо.
Мы будем скучать по нему, но финал получился совершенным.

История рассказана. Точка.



Но мы знаем, что, скорее всего, сериал с такой блистательной критикой, Netflix продлит.

Что ж. Тогда мы, возможно, узнаем ответы на оставшиеся вопросы.
Как Уилл справится с последствиями своего страшного приключения.
Вполне возможно, что доктор Бреннер не так мёртв, как всем показалось.

И, главное — кому шериф Хоппер оставил в лесу вафли на Рождество.
Хотя ответ на этот вопрос мы знаем...


«You can eat as many Eggos as you want. And we can go to the Snow Ball.»  by Mike 

Monday, July 18, 2016

Winona Returns

«Я бы сказала, что я сейчас встречаюсь с собой. Я хожу с собой на романтические ужины, разговариваю с собой, слушаю приятную музыку в машине. Я, может быть, даже перестану пытаться победить себя. Возможно, я даже привяжусь к себе»
Harper's Bazaar, 2001


Статья была написана и опубликована с каким-то школьным аватаром в 2013 году**,  когда ситуация у Вайноны выглядела практически безнадёжной. Она не была забыта, но она была практически не востребована.
Поэтому статья получилась почти мемориальной.
И читать прекрасные отзывы было особенно приятно.
Вайнону помнили.


Но stranger things всё же иногда случаются, а особенно они случаются с Вайноной.

Она вернулась.

И сам Стивен Кинг написал в Twitter«Winona Ryder shines».





В 1989 году 18-летняя Вайнона Райдер приехала в Рим для съемок в THE GODFATHER: PART III — она должна была играть Марию Корлеоне. Трудно сказать, что произошло на самом деле. Официальная версия была такова: в Риме Вайнона заболела гриппом, и ее заменили Софией Копполой. Но существует и другая версия, которую еще называют «необъяснимой».
«Грипп» Вайнона привезла с собой из Штатов, и у него было имя — Джонни Депп, весьма привлекательный, но малоизвестный актер. И сразу после ухода из проекта «тяжело больная» Вайнона отправилась с Джонни в путешествие по Италии. Она никогда впоследствии не расстраивалась, что не снялась в КРЁСТНОМ ОТЦЕ -3. Вайнона вспоминала свое путешествие с Деппом как нечто совершенно прекрасное.




Кинокарьера девочки из Сан-Франциско начиналась в конце 80-х просто блистательно. Вайнона Райдер родилась в семье хиппи, но это были не те классические лохматые и немытые хиппи, как принято представлять. Родители Вайноны были, скорее, богемой. Они дружили с культовым поэтом Алленом Гинзбергом. Крестным отцом Вайноны стал психолог и писатель Тимоти Лири.
А потом ее родители, как многие хиппи, повзрослели и стали яппи. Ее мать была одним из первых врачей-исследователей СПИДа, а ее младшего брата назвали Юрием в честь Гагарина. Она росла в Сан-Франциско в районе, где жили, в основном, геи, и это был довольно странный для тинейджера мир, как она всегда рассказывала в интервью.

В 12 лет Вайнона поступила в Американскую театральную консерваторию и довольно быстро попала в поле зрения голливудских продюсеров.


И уже третьим фильмом Вайноны стал легендарный BEETLEJUICE Тима Бёртона.
Бледную черноволосую девушку с огромными глазами заметили все — и критики, и зрители. (На самом деле  Вайнона — натуральная блондинка, но в самом начале карьеры, для фильма LUCAS, ее попросили покрасить волосы, и с тех пор она редко возвращалась к естественному цвету.)
Майкл Китон и Вайнона оказались, пожалуй, самыми яркими персонажами феерической черной комедии. Алек Болдуин был, скорее, красивым элементом декора.

Лидия, язвительная юная особа, ищущая способы покончить с собой от смертельной скуки и
сразу поверившая в привидения, была ошеломительно харизматична. «Я прочитала руководство для недавно умерших. В нем говорится: "живые люди игнорируют странное и необычное". Я сама с утра странная и необычная».

Вайнона стала одной из любимых актрис Тима Бёртона.

В том же 1988 году случилась интересная история с ее пятым фильмом. Этот тот редкий случай, когда оригинальное название HETHERS локализовали для русского проката очень точно — СМЕРТЕЛЬНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ. Агент сказал Вайноне, что ей надо обязательно отказаться от этого проекта, потому что он погубит ее карьеру. Вайнона отмахнулась, а агент промахнулся. Фильм не забылся и за 20 лет — такое смертельное очарование излучали с экрана юные Вайнона и Кристиан Слейтер.
Вайнона вообще очень хорошо смотрелась в черных комедиях. Несколько лет назад ходили слухи о возможном сиквеле HETHERS.

А через год юная восходящая кинозвезда Вайнона Райдер познакомится на какой-то вечеринке с красивым парнем, пытающимся сделать актерскую карьеру. Это и был Джонни Депп.
Тогда их называли самой красивой парой Голливуда.



В 1990 году на экраны выйдет один из лучших, а, может быть, и лучший фильм Тима Бёртона EDWARD SCISSORHANDS. Это единственный фильм, где Депп и Вайнона сыграли вместе.

EDWARD SCISSORHANDS был целиком фильмом Деппа, а Ким в исполнении Вайноны была просто «мисс Мечта». Ее огромных глаз было достаточно.
«Тот факт, что мы играли вместе и были влюблены в друг в друга, помог нам с наибольшим реализмом показать отношения Эдварда и Ким, наши отношения, в каком-то смысле, сыграли в пользу проекта».
И как же прекрасно-естественны были их совместные сцены. Все фанаты фильма помнят — Эдвард яростно нарезает снег, а Ким кружится под падающими снежинками под музыку Дэнни Эльфмана...
И слова, которые говорит пожилая Ким своей внучке в финале: «Иногда еще видно, как я танцую», — запомнились зрителям навсегда.

В 1993 году Вайнона и Джонни Депп расстанутся после четырех лет совместной жизни.
Как сказал Джон, один из персонажей фильма AUTUMN IN NEW YORK: «У историй любви бывает только два финала — мальчик расстался с девочкой или девочка рассталась с мальчиком».






Вернемся в начало 90-х. Семейная драма MERMAIDS, в которой Вайнона сыграла вместе с Шер, принесла юной актрисе первую номинацию на Золотой Глобус.
А роль отвязной очаровательной таксистки из NIGHT ON EARTH Джим Джармуш написал специально для Вайноны — не каждая молодая актриса может сыграть на равных с Джиной Роулэндс.

А в 1992 году Фрэнсис Форд Коппола, наконец, исполнит свою мечту и снимет Вайнону. Это был, наверно, самый красивый фильм Копполы — BRAM STOKER'S DRACULA. На одни только костюмы для Вайноны ушла значительная часть бюджета.
Но сколько химии было в их дуэте с Гэри Олдманом. Это теперь мы привыкли, что вампиры — неотъемлемая часть нашей жизни. В начале 90-х это была первая, потрясающе красиво снятая история любви в так называемом «сообществе вампиров». Причем с самым культовым из них — графом Дракулой.



Карьера Вайноны шла так ровно, что, казалось, впереди ее ждёт будущее суперзвезды.

Она была единственной претенденткой на роль Мэй Велланд в THE AGE OF INNOCENCE Мартина Скорсезе. И это, несомненно, была самая сложная роль в фильме — юная чистая девушка из высшего общества Нью-Йорка конца XIX века в экранизации романа Эдит Уортон. Всегда сияющая, как солнце. Все ее оберегают от жизни — семья, жених… «Мэй ничего не должна знать, мы должны сохранить ее чистоту и невинность».

Мэй всегда улыбается.

И только в финале мы узнаем, что она знала всё — ее жених, ставший ее мужем, так любил другую женщину, что хотел сбежать с ней. И Мэй нереальным для её кажущейся хрупкости усилием воли, продолжая сиять своей лучезарной улыбкой, остановила мужа и спасла свой брак.
Вайнона играла неестественную естественность. Каким-то чудом за этой ее чистой улыбкой проглядывала боль. Это была абсолютно филигранная работа.
Вайнона выиграла Золотой глобус и получила первую номинацию на Оскар.




В 1994 году выйдет культовый фильм 90-х — режиссерский дебют Бена Стиллера REALITY BITES. Фильм прославила знаменитая цитата героя героя Итана Хоука: «Я не брал подряд на то, чтобы сделать этот мир лучше».
Кстати, первое название фильма было гораздо проще — «Поколение 90-х».
И там как будто бы ничего не происходило — парни и девушки влюблялись и ссорились, сходились и расходились. Но они были такие естественные, такие реальные, как сама реальность, и фильм не устарел и сейчас. Потому что проблемы молодежи не сильно изменились. Поиск себя — всегда поиск себя, вне зависимости от эпохи.



Очередная экранизация классического романа Луизы Мэй Элкотт LITTLE WOMAN режиссера Джиллиан Армстронг имела огромный успех. Кто только не играл Джо Марч до Вайноны в других адаптациях романа, даже легендарная Кэтрин Хепберн.
Но Вайнона смогла сделать невозможное — переиграть их.
Она как будто сошла со страниц книги. Ее Джо была одновременно и мальчишкой-сорванцом, и вместе с тем необыкновенно женственной. Их знаменитый веселый танец с Кристианом Бэйлом на балу стал одной из классических сцен 90-х годов.
И Американская киноакадемия снова выдвинула ее на Оскар.



Через год выйдет замечательный фильм HOW TO MAKE IN AMERICAN QUILT, история женщин одной семьи. В фильме снялось несколько поколений лучших американских актрис — Джин Симмонс, Энн Бэнкрофт, Эллен Берстин.
Вайнона всегда была на равных с большими актерами, но в своем поколении она была уникальна.

Но во второй половине 90-х Вайнона почему-то стала менее востребована Голливудом. В 1996 году вышел очень сильный фильм THE CRUCIBLE по пьесе Артура Миллера, в котором Райдер опять сыграла в паре с Дэниелом Дэй-Льюисом. Она создала очень яркий образ сексуально озабоченной девушки из Салема XVIII века, отправившей на виселицу любимого мужчину. Но фильм не имел большого успеха.




Она никогда не была «кассовой» актрисой, скорее, элитарной. Вайнона как-то сказала, что с ней никогда не произойдёт то, что с Джулией Робертс, имея в виду мегапопулярность Джулии.

ALIEN: RESURRECTION — второй и последний блокбастер в ее карьере. Вначале казалось странным, что Вайнону пригласили в проект: это как будто был совсем не ее жанр. Но она вписалась вполне удачно. Но позже призналась — она так и не поняла, что делала в этом фильме. И добавила, что эта роль ей не принадлежит.

Создавалось ощущение, что в те годы в жизни Вайноны начал происходить какой-то сбой. Стали появляться проходные роли. Личная жизнь тоже складывалась неудачно. Вайнону окрестили «сердцеедкой», и какое-то издание опубликовало ее так называемый «донжуанский список». Она отреагировала резко: «Я не знакома с большей половиной этих мужчин. Мне 28 лет, и у меня были серьезные отношения с четырьмя мужчинами — с Деппом, с Мэттом Дэймоном и еще двумя парнями, и я не знаю, много это или мало».



Несмотря на то, что внешне Вайнона выглядела как типичная представительница своего поколения, она была очень консервативна во вкусах —  не следовала слепо моде, покупала винтажные платья, приобрела старинный дом в Беверли-Хиллз... Она любила сниматься в исторических и костюмных фильмах, как будто наше время ее чем-то напрягало. Она всегда казалась «странной и необычной», как сказала о себе ее Лидия из BEETLEJUICE. И это никогда не было позой.

Вайнона всегда была иконой стиля. Все эти дамы от street style типа Хлое Севиньи всегда выглядели на фоне Вайноны, как прислуга, потому что у Вайноны настоящий стиль. Как когда-то у Одри Хэпберн. Может быть, немного консервативный, но стиль всегда консервативен.

В 1997 году журнал Empire поставил Вайнону на 47-е место в списке Топ 100 кинозвезд всех времен.



Но что-то заканчивалось, и что-то начиналось. И это что-то выглядело не очень радужно для Вайноны.
И как будто в предзнаменование в 1998 году Вайнона выкупила права на экранизацию книги Сюзанны Кайзен GIRL,INTERRUPTED.

Это был ее первый продюсерский проект. Наверно, это было фатальное решение.
Фильм вышел на экраны в 1999 году и произвел очень мощное впечатление, как на критиков, так и на зрителей.

Вайнона, как обычно, играла очень сильно, но образ персонажа Анджелины Джоли в фильме был более ярким и харизматичным. И Анджелина выиграла свой первый и пока послдений Оскар.

В 1999 году Вайнона пробовалась на роль Марлы в FIGHT CLUB, но по каким-то причинам не получила ее.
Тогда же она отказалась сниматься у Тима Бёртона в SLEEPY HOLLOW. Возможно, ей трудно было находиться с Джонни Деппом на одной съемочной площадке.

Поэтому она предпочла изящную мелодраму Джоан Чен AUTUMN IN NEW YORK. Трогательная и красиво снятая история любви немолодого плейбоя, которого сыграл немолодой плейбой Ричард Гир, и умирающей девушки. История, напоминающая голливудские фильмы 50-х, время, которое так любила Вайнона.

И это был ее последний большой фильм.



В 2000 году ой открыли звезду на Голливудской Аллее Славы. Вайноне было всего 29, и рядом с ней в тот день находился один из ее лучших друзей — сэр Энтони Хопкинс.

Но неожиданно все рухнуло. В 2001 году случилось нечто невероятное. Сама Вайнона так и не смогла объяснить, почему она это сделала. Не смог понять это и судья, который вел дело. Никто ничего не мог понять. Скорее всего, причиной был нервный срыв: Вайнона вышла из бутика с товаром на несколько тысяч долларов, не заплатив по счету.

Она расплатилась сразу после того, как ее поймали, но дело все равно возбудили — не каждый день в Лос-Анджелесе случаются такие «крупные» преступления. Окружная прокуратура города решила на примере мисс Райдер показать, что звезды тоже подчиняются закону, как простые смертные. Закрыв глаза на то, что иным звездам сходили с рук и худшие преступления. Как заявили в открытом письме родители Вайноны, из их дочери решили сделать «козла отпущения». Так это или нет, сказать трудно, но тогда Голливуд разделился на два лагеря.
Вайнона была приговорена к большому штрафу, общественным работам и психиатрическому обследованию. Вероятно, острая необходимость была только в последнем.

«Вам когда-нибудь доводилось перепутать сон с жизнью? Или, имея деньги, украсть что-нибудь? Вам бывало тоскливо? Казалось ли вам, что ваш поезд едет, а вы стоите на месте? Может, я просто была сумасшедшей. Может, это были 60-е. Или просто я была девушкой... которую прервали»
GIRL,INTERRUPTED



Судимость есть судимость. Фарисейская часть Голливуда не склонна легко прощать такие вещи. В 2002 году Вайнона была изъята из состава CHICAGO, и ее роль ушла Кэтрин Зете-Джонс.
А первым большим проектом после случившегося стал фильм A SCANNER DARKLY. Продюсеры Джордж Клуни и Стивен Содерберг оказались теми смелыми людьми, которые не побоялись взять ее в свой проект после суда. Но считать эту роль серьезной, конечно, нельзя. Потом были или не очень значительные проекты или роли второго плана как, например, в нашумевшем BLACK SWAN или эпизодическая роль мамы Спока в STAR TPEK.
Но была и хорошая роль на телевидении — When Love Is Not Enough: The Lois Wilson Story, отмеченная многими наградами.

Но одно было ясно: той девушки с необыкновенными огромными глазами, с лицом, в котором была какая-то тайна, ждать уже не стоило. Она прервалась в том злосчастном бутике, когда у нее снесло крышу.
Вайнона трансформировалась в очень красивую зрелую женщина с немного усталым лицом.И мы стали ждать возвращения на экраны новой Вайноны.



Пока же мы могли вспоминать Мэй Вэлланд, с сияющей улыбкой говорящей жениху, что день свадьбы назначен. А крупный план, который сделал Скорсезе, покажет такую непереносимую боль в глазах девушки, что станет страшно. Мы могли вспоминать Джо Марч, бегущую под дождем за любимым мужчиной. Или Шарлотту, говорящую персонажу Ричарда Гира: «Да, ты прав, наши отношения не могут длиться долго — я скоро умру». Или знаменитый танец в супермаркете из REALITY BITES, который до сих пор любят крутить по ТВ. И мы ведь иногда на самом деле видели, как Ким, все еще танцует под падающим снегом.

Но в искусаной реальности её не было. Мелькнёт где-то на Неделе моды в Нью-Йорке, или ещё на каком-нибудь светском рауте и снова исчезнет. Её партнёр, с которым они вместе уже пять лет, Скотт Макинли Хан, известный дизайнер одежды, и показы мод стали постоянным местом обитания Вайноны.



Первый признак настоящего возвращения на экраны мелькнул в 2015 году в биографическом мини-сериале НВО  SHOW ME A HERO, в котором в главной роли традиционно блистал Оскар Айзек. Но Вайнона, уже зрелая, совсем не та, что осталась в памяти, тем не менее, запомнилась.
Она играла жёстко и нервно. Она перестала быть инженю, она точно уловила свой возрастной переход. Вайнона, которая в 90-х была романтично-загадочно-странной, приземлилась.
Член городского совета Йонкерса, штат Нью-Йорк, была абсолютно прагматичной особой. Довольно холодной и циничной как любой политик. И только в финале, после самоубийства Ника Васиско, её защитная маска упала, и мы увидели одинокую не очень молодую женщину, чья жизнь проходит на заседаниях.


Но для Вайноны  — это был новый прорыв после длинного застоя.

А этим летом появились Джойс Байерс и STRANGER THINGS. Сериал заслуживает
отдельной, полной восхищения, статьи.

Глядя на Джойс, не отпускало ощущение, что Вайнона всю жизнь играла одиноких, замученных жизнью, матерей.

В интервью The New York Times Вайнона призналась, что советовалась с мамой, как ведёт себя женщина в подобной ситуации. Правда, её мама сказала, что у неё никогда не исчезали дети.

У Джойс пропал ребёнок при загадочных, мягко говоря, обстоятельствах. И она не опускает руки, не ложится страдать, она начинает искать. Она кажется безумной окружающим, но не зрителям, которые знают, что Джойс права в своих поступках. Она какая-то нереально страстная, сильная, мужественная, и очень любящая. Она играет с такой силой, что иногда на неё тяжело смотреть.

Можно было бы написать, что это новая Вайнона. Но если представить себе, что Лидию из BEETLEJUICE пообломала реальная жизнь, достался муж-козёл, пришлось одной растить двух мальчиков и круглые сутки проводить на работе, чтобы вырастить детей. Да, в ней есть что-то от очень взрослой и очень пострадавшей Лидии.
И нет, это не новая Вайнона. Это просто Вайнона, которой 44 года.



Сила Вайноны была не в её пресловутой загадочности и романтичности, это просто очередные ярлыки, а в том, что она всегда была невероятно талантлива.
Попытки понять, кто такая Алиша Викандер, которая снимается в каждом первом фильме, или ещё какое-нибудь британское открытие года, лишь доказывают, как обеднел кинематограф на актрис, которые должны быть дивами. 
И при  всём уважении к нынешнему поколению молодых актрис, среди которых, конечно же, есть талантливые девочки, можно лишь повторить вслед за уже легендарной татуировкой 90-х некогда молодого Деппа: Winona forever.


Но Вайнона сейчас — это другая история. Вечно молоды только вампиры, ставшие вампирами в молодости.
 





Так что, да, она вернулась. Телевидение нынче  — страшная сила.
Посмотрим, как пойдёт дальше.

«She’s such an icon. She certainly hasn’t been forgotten.»  The New Times, July 14, 2016



*Авторский вариант
**Первый вариант статьи  Published 2013.10.16 http://lostfilm.info/news/id19218/#1212