Wednesday, April 12, 2017

Farewell to Soldier

«Suffering has been stronger than all other teaching.» 
Charles Dickens, GREAT EXPECTATIONS


... Всё было, наверно, предопределено в тот солнечный осенний день у озера, на берегу которого стоял маленький лесной коттедж семьи Мэттисон.

Молодой и очень красивый парень смотрел в бинокль на Кэрри и Броуди.
Они гуляли, разговаривали, обнимались, целовались… В общем, делали то, что обычно делают влюблённые.
Хотя обычными влюблёнными они не были.

У парня было предельно простое задание. Убить Броуди. И у него было много возможностей это сделать за то время, что он провёл, прячась за деревьями.
Но он почти зачарованно смотрел через оптический прицел на чужую историю любви.

Через сутки он упаковал свою навороченную винтовку и уехал.

Его босс, директор Центра по борьбе с терроризмом, вернувшись из офиса, неожиданно обнаружил его у себя дома.
Стрелок сказал ему: «I'm a guy who kills bad guys».
И после недлинной и очень познавательной для босса беседы пообещал: «Nothing happens to Brody. Or you'll find me back in this bedroom one night. Right back in that chair. 'Cause I'm a guy that kills bad guys».

И, наверно, именно тогда Питер Куинн определил и свою судьбу тоже.

Одна из причин, по которой он не убил в тот день Броуди, была весьма не характерна для киллера — Куинн не захотел разбить Кэрри сердце.

Это была финальная серия второго сезона HOMELAND.

Но жизнь сложится так, что спустя пять лет Питер сам разобьёт Кэрри сердце, погибнув в Нью-Йорке у неё на глазах.
Если вам кажется, что сейчас вам очень-очень плохо, то знайте — в будущем вы будете скучать по этому дню. Потому что будет ещё хуже.


Наверно, это можно было предугадать с первой серии шестого сезона.
Так получилось, что Питер намеренно или непреднамеренно стал главным действующим лицом HOMELAND, немного отодвинув Кэрри на второй план.

После событий в Берлине Кэрри с Фрэнни переезжает в Нью-Йорк, в Бруклин. Она работает в благотворительной организации и консультирует Избранного Президента США по вопросам внешней политики. Питер в госпитале для ветеранов, и это сводит его с ума.
После сильнейших физических  и эмоциональных повреждений, полученных им в Берлине, от прежнего Питера осталось немного. Но это всё же Питер Куинн.
Он не всегда может точно выразить свою мысль, потому что не помнит некоторые слова, он нечётко видит окружающий мир, он очень болен, он с трудом передвигается, и от собственной беспомощности часто впадает в ярость.
Почти ничего не осталось от прежнего блистательного красавца.
Но это всё же Питер.

После ночного побега Питера в бордель, где он вполне неплохо провёл время, если не считать того, что его избили и ограбили, Кэрри заберёт его к себе домой, поняв, что в больница для него почти как тюрьма.
Он поселится у неё в подвале бруклинского таунхауса.
Но и это окажется не самой лучшей идеей.
Но когда Кэрри и Питер находили лучшие идеи для устройства соей жизни?



Вся политическая мышиная возня, которая происходит вокруг них, кажется важной только в контексте жизни Питера. Этим шестой сезон кардинально отличается от предыдущих. Личная жизнь и Кэрри, и Питера и, в какой-то степени, и Сола вышла здесь на первый план, заслонив собой шпионские страсти.

Тем более, в общем, всё как всегда. Как во всех сезонах. Только немного новых лиц.
Кэрри с её постоянными метаниями, Сол с его, не менее, классическими метаниями, обычные злодейства Дар Адала, который в итоге оказывается почти прав, невыносимо неприятная Избранный Президент США с её проблемами — все они невольно стали всего лишь вторым планом для трагедии Питера.

Ему кажется, что у него ничего не получается. Он подвёл Кэрри и Фрэнни, из-за него погибла его давняя подруга Астрид. Старый друг и коллега Макс, которого Кэрри взяла ему в «няни», не очень хорошо справляется с новым Питером, но сцены с Максом — одни из лучших в этом сезоне. Куинн может острить и язвить, а, значит, на самом деле, это прежний Питер.

И он первый замечает, что что-то происходит вокруг дома Кэрри. И он начинает действовать, как действовал бы прежний, здоровый Питер.
И в итоге именно он со всем разберётся.



Только цена в этот раз окажется слишком высока. Выше, чем в его берлинском аду.
Потому что там Кэрри успела не дать ему умереть.

Их ночной разговор с Кэрри о событиях в Берлине.

— For three whole... minutes, you were dead. It was so close. You nearly didn't make it.
— But you saved me.
— Yes.
—Why?
— "Why????"

Может быть, Кэрри надо было сказать ему, почему она не смогла отключить его от аппарата и не позволила умереть. Может быть, ей стоило выговорить эти слова.
Но это Кэрри и Питер. Это всегда было для них проблемой.

«But I wasn't allowed a real life or real love. That was for normal people.» 
То письмо, которое он написал ей два года назад, и которое она тогда так и не успела прочитать до его отъезда на задание в Сирию. Письмо, которое должно было изменить всё.
Но не изменило.



Всё выше и ниже написанное не разбор шестого сезона HOMELAND. И тому, кто не смотрел сериал, читать просто не имеет смысла.

Это просто дань памяти одному из лучших персонажей одного из лучших телесериалов.
Всё дело в том, что когда вы долго что-то смотрите, и когда это сделано так хорошо, то люди, населяющий нереальный мир на экране, становятся для вас близкими.
И их уход воспринимается почти как личная потеря.
Эту банальность знают все, кто смотрит сериалы.

Питер Куинн ппоявился в HOMELAND в гостевой роли спецназовца, специализирующегося на убийствах плохих парней, и я даже не буду ставить это в кавычки, потому что плохие парни — это всегда плохие парни. Но он оказался настолько хорош во всех смыслах, что сериал, который смог выжить после казни Броуди, не протянул бы так долго без Питера.

Но всему рано или поздно приходит конец.

Что будет с HOMELAND без Питера. Наверно, жизнь продолжится. Как когда-то три сезона назад она продолжилась после гибели Броуди.
Но это будет уже совсем уже совсем другой сериал.



И это была бы обычная сериальная потеря, которые мы видим десятками за год.
Если бы не блистательная, балансирующая на грани гениальной, игра Руперта Френда.
Никому из актёров в шестом сезоне было просто не дотянуться до него.
12 серий крупных планов.
Каждое его движение, которое давалось ему с трудом, было настолько естественно трудным, что ощущения Питера проецировались с экрана на меня, во всяком случае.
Каждый его наполненный болью взгляд, каждый срыв.

... Их последний длинный разговор с Кэрри. Питер говорит ей, что в нём всегда была тьма, и пустота в сердце, что не болезнь сделала его таким, он всегда был таким. И Кэрри скажет, что нет, это неправда. И будет права.
Потому что человек с тьмой в сердце выстрелил бы в Броуди в тот день.


Питер погибает, защищая нового Президента и Кэрри.
Но в финале нам дадут понять, что новая обитательница Овального кабинета не стоила такой жертвы. Все, кто ненавидели Элизабет Кин, оказались правы.
Но даже если бы Питер об этом знал, он бы всё равно спас её.
Однажды солдат, навсегда солдат. Защищать Homeland и президентов было его работой. America First.

Был ли он героем, каким сделала его для прессы президент Кин? Даже не хочется думать, что бы сказал Питер, если бы его в глаза  назвали героем.
И это очень точно озвучил Макс: «What they're doing, it's a fucking disgrace. They're making him out to be some kind of stupid action hero?»

Он был просто Питер Куинн. Солдат. Парень, который убивал плохих парней. Кто-то должен это делать, знаете ли.

Писатель Джойс Кэрол Оутс написала в Твиттере: «No soldiers in war literature I've read express a single political thought. No skepticism, no questioning. Thoroughly brainwashed».
Ну, это или старческий снобизм, или она мало читала.
Солдаты выполняют свой долг, но это никогда не значит, что они не задумываются ни о чём. Достаточно вспомнить бывшего солдата Хайнриха Бёлля или Хемингуэя.
Питер выполнял свой долг, но он всегда понимал и всегда задумывался, его мозги никогда не были никем промыты. Тот день у озера лучшее тому подтверждение.



Спустя шесть недель после его смерти пьяный Макс, тоскующий по Питеру, будет спать в его подвале, а Кэрри не вынесет безмерной тоски и начнёт сбрасывать в пакет для мусора вещи Питера, и вдруг найдёт в ящике БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ Диккенса в мягком переплёте.

Видимо, любимая книга Питера. Пип, Мэгвич, Эстелла... Должно быть, какие-то горькие ассоциации со своей жизнью. Со своим сломанным детством, со своими убитыми на разных полях сражений большими надеждами.

А в книге конверт с самым ценным, что у него было.
Фотографии его сына в разном возрасте. И под ними фото Кэрри.

И, увидев это, Кэрри сломается, наконец.
Подойдёт Макс, сядет рядом, и только  и сможет отчаянно произнести: «Кэрри...»


Потому что ничего уже нельзя изменить.

Солдаты умирают молодыми. С этим ничего не сделать.
После всего пережитого Питер, наконец, сможет отдохнуть. (Этой дежурной фразой реально кого-то утешить???)

А Кэрри осталась почти совсем одна.

Солнечный и почти счастливый осенний день на берегу озера и двое мужчин, которые любили её и которых любила она — один рядом, а другой, незаметный, на расстоянии выстрела — навсегда  ушли.


Carrie,

I guess I'm done and we never happened. I'm not one for words but they are coming now. I don't believe in fate, or destiny or horoscope but I can't say I'm not surprised things turned out this way. I always felt there was something kinda pulling me back to darkness, does that make senses ? but I wasn't allowed a real life or real love-that was for normal people. With you I thought, "ah maybe, just maybe",  but I know now that was a false glimmer. I'm used to those, they happened all the time in the dessert but this one got to me and here's the thing, this death, this end of me is exactly what should've happened. I wanted darkness, I fucking asked for it. It has me now so don't put a star on the wall for me, don't say some dumb speech just think of me as a light on the headlands, a beacon steering you clear of the rocks. 

I loved you. 

Yours for always now. 
Quinn